трансваальский парк

Текущая версия страницы пока не проверялась
опытными участниками и может значительно отличаться от версии
, проверенной 13 февраля 2023 года; проверки требуют 5 правок
.


 
Бывший Трансвааль-парк с часовней в память о жертвах, 2007 год
 
Вид на Трансвааль-парк, 2006 год




“Жемчужина комплекса – тропический остров – земля Трансвааль! Растворите свои заботы и печали в чистейшей воде рек и лагун. Окунитесь в вечное лето. В Трансваале грустные развеселятся, унылые ободрятся, больные выздоровеют и все станут немного счастливее. Добро пожаловать!”

Текст с официального сайта “Трансвааль Парка”

Искупаться в теплом море и понежиться на песке – естественная потребность каждого человека, живущего в северной стране. Богатые россияне удовлетворяли ее, отправляясь в середине зимы на зарубежные курорты. Чувствуя спрос, отечественные бизнесмены постепенно привносили элементы лета и в зимнюю Россию – в закрытых бассейнах с подогревом устраивали солярии, устанавливали там небольшие горки и прочие водные аттракционы. Однако в этих проектах не было настоящего размаха, а тем временем спрос на полномасштабные крытые, а значит работающие даже зимой, центры водных развлечений не спадал – например, 61% жителей Санкт-Петербурга считали (и до сих пор считают), что в городе не хватает аквапарка. Но, наконец, в России появились два таких сооружения – в марте 2002 года “Виктория” в Самаре и в сентябре 2002-го “Трансвааль Парк” в Москве.

Хроника создания “Трансвааля”

Западная Европа пережила пик строительства аквапарков в 1970-1980-х годах. В одной маленькой Голландии за последние 20 лет открылось 29 аквапарков. Всего в Мировую ассоциацию аквапарков вместе с “Трансваалем” входят 448 комплексов. Однако в России судьба аквапарка трудна. Во “второй столице” Петербурге идет строительство четырех комплексов, в то время как потребность города оценивается в пять-шесть подобных сооружений. Тем временем зажиточные питерцы ездят в скандинавские аквапарки (в хельсинкской “Серене” в некоторые дни бывает до 80% русских посетителей), а менее состоятельные – посещают крытые бассейны, оборудованные некоторым количеством аттракционов. На начало 2002 года в Москве сущестовало 16 проектов центров водных развлечений. К постройке двух из них – в “Москва-сити” и на Аминьевском шоссе – уже приступили, но строительство было заморожено из-за нехватки денег.

“Трансвааль” – единственный проект, который удалось довести до конца, однако его постройка также сопровождалась трудностями. Основной инвестор и первый владелец аквапарка – ЗАО “Европейские технологии и сервис” (“ЕТС”) – вложил в проект около 40 миллионов долларов. Финансировали сооружение парка Сбербанк (17,3 миллиона долларов) и турецкая строительная компания “Кочак Иншаат” (примерно 16 миллионов). Сначала хотели задействовать европейских строителей, но те отказались – их отпугнули трудности с получением лицензии на строительство и отсутствие на тот момент в РФ ГОСТов на подобные объекты. Турецкие строители согласились строить и финансировать аквапарк, а архитекторам пришлось ориентироваться на российские ГОСТы для бассейнов и на западные стандарты. Генеральным проектировщиком выбрали компанию “Сергей Киселев и партнеры” – одну из самых авторитетных в России. Она создавала, в частности, резиденцию президента России в Кремле, офисы компаний “Кредит Свисс” и “Даймлер-Крайслер”, Московский дом Деда Мороза, аквапарк “Виктория” в Самаре и многие другие здания.

“Кочак Иншаат” работает в России более 15 лет. Еще в советские времена фирма построила сеть гостиниц в Пицунде. В Москве она соорудила здание Национального резервного банка на улице Новая Басманная, гостиничный комплекс “Эридан-2”, жилой дом по адресу Можайское шоссе, 36, и Калужский сельскохозяйственный центр. Она же возвела в Ханты-Мансийске ледовый дворец, часть корпусов университета и студенческого городка, а в Самаре – торгово-развлекательный “Мегакомплекс на Московском”, частью которого является аквапарк “Виктория”. В Ханты-Мансийске “Кочак Иншаат” возводит еще один аквапарк по проекту архитекторов из фирмы “Сергей Киселев и партнеры”.

Строительство развлекательного центра началось в 2000 году, и уже ко Дню города в сентябре 2002 года он был сдан. На открытии присутствовал мэр Юрий Лужков. Городская конкурсная комиссия признала “Трансвааль” лучшим реализованным проектом года в области инвестиций и строительства в номинации “Объекты культуры, медицины, зрелищные и спортивные сооружения”. В ноябре 2003-го “ЕТС” столкнулась с финансовыми трудностями (не смогла расплатиться с кредиторами) и продала аквапарк компании “Терра Ойл” (другой вариант написания – “Тера Ойл”), которая, по данным газеты “Коммерсант”, действовала в интересах группы “Интеко”, руководимой женой столичного мэра Еленой Батуриной. Также, по данным “Коммерсанта”, “Интеко” числится в совладельцах “Трансвааля”, и новые владельцы смогли как расплатиться со строителями, так и договориться со Сбербанком о реструктуризации задолженности. Новый генеральный директор “Трансвааля” Сергей Арсентьев заявил: “Проект станет рентабельным, если акционеры смогут увеличить наполняемость развлекательного центра за счет некоторого снижения стоимости обслуживания”.

“Трансвааль” оказался самым крупным в Европе аквапарком. Он занял на юго-западе столицы в микрорайоне Ясенево площадь 20200 квадратных метров. Комплекс вмещал 2000 посетителей и включал в себя бассейны с быстрой и медленной водой, водные аттракционы, установку для серфинга, а также ресторан, кафе, боулинг, бильярдную, магазин сопутствующих товаров, камеру хранения, тренажерный зал, салон красоты, спортивный бассейн и несколько бань.

Желающим при входе оформляли страховку от несчастного случая (максимальная страховая сумма 60 тысяч рублей). Также на некоторые аттракционы не следовало допускать пьяных, гипертоников и сердечников, однако, по свидетельству посетителей, далеко не всегда в “Трансваале” соблюдалась техника безопасности и правильно оформлялась страховка.

За время существования парка в “Трансваале” погибли три человека, и все трое – на аттракционе “Циклон”, представляющем собой пластиковую трубу, по которой люди спускаются в воду на надувном матрасе. Первой жертвой “Циклона” стал турецкий рабочий, решивший опробовать “Циклон” перед открытием аквапарка, второй – известный каскадер Валерий Сапрыкин (оба захлебнулись в бессознательном состоянии, ударившись головой о конструкцию аттракциона во время спуска), а третий – пьяный мужчина, захлебнувшийся рвотными массами. Кстати, на аналогичных аттракционах за рубежом, в отличие от “Трансвааля”, отдыхающим обязательно выдают шлем и спасжилет, за ними наблюдает большое количество спасателей, и, как правило, пьяных не пускают внутрь аквапарков и не продают там алкогольные напитки.

Еще один инцидент, связанный с московским уголком тропиков, произошел в августе 2003 года – рядом с аквакомплексом милиционеры обнаружили 5 килограммов тротила. Происхождение взрывчатки выяснить не удалось.

“Трансвааль Парк” был одним из модных московских мест – здесь не только отдыхали компаниями и семьями, но устраивали клубные вечеринки, снимали телепередачи.

Хроника разрушения “Трансвааля”

В 19:15 в субботу 14 февраля 2004 года, то есть в День Святого Валентина, в “Трансвааль Парке” находилось около 1300 человек, в том числе от 270 до 470 – непосредственно под куполом. В этот момент купол рухнул. Вот как описывают случившееся очевидцы:

  • “Никакого грохота или треска. Поднимаю голову и вижу, что крыша над нами как бы распахивается внутрь. Одна ее створка летит в бассейн с искусственной волной, а другая – прямо на меня. Я сразу нырнул в бассейн. Всплыл уже под мостиком. Рядом какой-то мужчина, бледный, как простыня. Показывает куда-то рукой и говорит: “Жена там стояла”. А на том месте металл с бетоном”.
  • “Я услышал хлопок, посыпались стеклянные стены, и крыша стала медленно оседать прямо на нас, а потом сплошной пар и темнота”.
  • “Все происходило на моих глазах, как в замедленном кино: сначала странный хлопок, затем в середине потолка, в одной точке, появляется трещина, отрывается большой кусок и летит вниз. В считанные секунды трещины ползут по кругу всего потолка, увеличиваются, и огромные глыбы бетона летят прямо на нас”.

    На место происшествия прибыли спасатели МЧС, спецслужбы, врачи. Поиск людей под завалами осложнялся темнотой, морозом -20°C, клубами пара из бассейнов, а также осколками стекла (крыша содержала множество стеклянных вставок), о которые ранили лапы “эмчэсовские” ищейки. Некоторые люди смогли выбраться из руин сами, многие из них были мокрыми и без верхней одежды, которая осталась под завалами. В больницы стали поступать раненые с порезами, переломами и переохлаждением, среди которых было много детей, так как обрушение крыши произошло прямо над детским бассейном.

    Почти сразу же в Ясенево прибыли министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу и мэр столицы Юрий Лужков. Спасательные работы были прекращены к утру понедельника 16 февраля, поскольку крики из-под обломков здания прекратились, и не осталось никаких шансов, что хоть кто-нибудь израненный и без одежды смог бы выжить в остывших до минусовой температуры руинах. Также было решено окончательно обрушить стены здания, которые создавали угрозу для спасателей. К разбору завалов приступила тяжелая техника. Прокуратура Москвы возбудила уголовное дело по статье 109, часть вторая, Уголовного кодекса РФ – “Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, а равно причинение смерти по неосторожности двум или более лицам”. Также были временно приостановлены лицензии ООО “Архитектурная мастерская Сергей Киселев и партнеры” и турецкой компании “Кочак Иншаат”, а также ЗАО “К”, принимавшей участие в проектировании. Глава Госстроя России Николай Кошман объявил, что его ведомство проверит все спортивно-развлекательные сооружения страны на прочность и качество конструкции. Вице-мэр Москвы Валерий Шанцев пообещал “проверить в Москве все объекты со сложными кровлями”. Эксперты взяли пробы материалов конструкции аквапарка для анализа.

    На момент написания статьи погибших насчитывалось 25 человек, пострадавших – более 100. В больницах оставались 68 человек. Пятеро из них, в том числе двое детей – в крайне тяжелом состоянии. Количество жертв может увеличиться – не исключено, что часть погибших людей еще остается под завалами.

    Причины разрушения “Трансвааля”

    Версию теракта отбросили почти сразу. Несмотря на приостановку лицензии архитектурной мастерской Сергея Киселева, в вину проектировщиков мало кто верит. На стороне фирмы репутация, авторитет и профессионализм архитекторов и инженеров, множество успешно возведенных по их проектам сложных зданий. К тому же, данная куполообразная конструкция не является чем-то принципиально новым в архитектуре, поэтому вряд ли квалифицированные специалисты могли допустить ошибки при ее расчете.

    Основные версии происшествия – оплошности при строительстве и недостаточный контроль при сдаче объекта, а также неправильная эксплуатация здания.

    При сооружении здания могли быть использованы материалы (бетон, стальные балки) менее качественные, чем задумывалось при проектировании, а желание быстрее сдать объект и начать извлекать из него прибыль, помноженное на коррумпированность чиновников, которые за взятку подписывали “липовые” результаты проверки, привели к тому, что купол износился гораздо раньше положенного срока. Член экспертно-консультативного общественного совета при мэре Москвы Алексей Клименко считает: “Зная проектировщика “Трансвааля” Нодара Канчели как одного из лучших, я на 99% уверен, что причины аварии кроются на этапах строительства и эксплуатации, а не проектирования. Канчели рассчитывает все с запасом прочности раз в десять. А вот как потом этот проект претворялся в жизнь – отдельный разговор. Особенно с учетом того, что строили его турки. Турки, чтобы сэкономить, берут на работу лимитчиков. Даже такая поговорка есть в Москве: единица качества – 1 таджик. Ну и, конечно, практически на любой стройке в столице процветает система повальной коррупции – от получения лицензии на строительство до замены одной марки бетона на другую, более дешевую, или просто замены бетона песком. Думаю, все это и покажет экспертиза, если нам расскажут правду о ее результатах”.

    Впрочем, у самих проектировщиков при сдаче объекта к строителям никаких претензий не было. Юрий Платонов, главный архитектор Российской академии наук, у которого учился Сергей Киселев, подтверждает эту информацию: “Мои коллеги говорят, что по качеству работ никаких претензий не было”.

    Один из ведущих в России специалистов по строительству аквапарков Валерий Горегляд приводит аргументы в пользу версии о неправильной эксплуатации: ” Конструкции подобного рода в металлическом исполнении прежде всего не подходят по физическим причинам. Во-первых, в условиях аквапарка очень быстро развивается коррозия – электрическая, как в наших автомобилях, и химическая – под воздействием хлора. Остановить ее невозможно, как бы металлическая конструкция ни была защищена. А во-вторых, это температурные колебания – я уверен, что трагедия в аквапарке случилась именно из-за них. Эти факторы значительно влияют на скорость развития в металле усталостных явлений, вызывающих потерю им своих прочностных свойств. В подкупольном пространстве аквапарка температура около +30°C, а снаружи в субботу было почти -20°C. То есть создалась разница температур 50°, а это критическая величина для металлических конструкций на нашей широте. Когда я последний раз был в “Трансвааль-парке”, то отметил, что эксплуатация аквапарка была поставлена на очень низком уровне. Во время осмотра системы вентиляции я обнаружил, что не были включены стоявшие на балконе воздуходувки, которые должны изнутри обеспечивать рециркуляцию воздуха, снижать температуру в подкупольном пространстве и убирать конденсат с поверхности купола. Весьма вероятно, что в субботу все произошло из-за того, что они не работали, – на улице ударил сильный мороз, а под куполом, наоборот, скопился горячий воздух, и металл не выдержал температурной деформации”.

    С ним соглашается обозреватель “Коммерсанта” Григорий Ревзин: “Мы строили такие железобетонные купола, но над рынками и цирками, а не над аквапарками. Бетон сосет воду, мокрый бетон трескается от перепада температур. Металл подвергается быстрой коррозии от хлора. Чтобы этого не произошло, в здании должна быть предусмотрена серьезная пароизоляция и вентиляция. Тут начинаются проблемы. С одной стороны, когда Юрий Лужков в 2002 году провозгласил программу строительства аквапарков в каждом округе Москвы, то архитекторы столкнулись с отсутствием нормативных документов на подобные сооружения. Правда, есть западные нормы. Но они рассчитаны на то, что если в здании запланировано 16 вентиляционных установок, то все 16 и работают. А если одна сломалась, то аквапарк не функционирует, пока не починят. Почти наверняка в результате следствия окажется, что нарушены условия эксплуатации комплекса. Юридически все окажутся чистыми. За гибель 25 человек ответит человек, подрядившийся следить за вентилятором”.

    Так или иначе, но большинство версий сходится в том, что причина катастрофы – недостаточный учет проектировщиками, строителями либо эксплуатационщиками разрушительного воздействия разности температур внутри и снаружи купола.

    Если окажется, что виноваты проектировщики или строители, то под вопросом окажется безопасность пребывания людей в других зданиях, созданных этими фирмами. Компания “Сергей Киселев и партнеры” проектировала жилые дома, административные здания и деловые центры. ” Кочак Иншаат” также возвела несколько зданий в Москве, Пицунде и Ханты-Мансийске. В ее активе сданный в 2002 году самарский аквапарк “Виктория” и строящийся аквапарк в Ханты-Мансийске.

    Начавшееся расследование может пойти по нескольким путям:

  • Первый путь – нахождение основных виновников среди поставщиков материалов и оборудования, среди которых Череповецкий и Кузнецкий металлургические комбинаты, трейдерская структура “Метком-ЕА” (металлоконструкции), компания “Кондоръ” (бетонные конструкции), группа “Технониколь” (кровельные и гидроизоляционные материалы). Однако это не последние компании на рынке, и вряд ли они позволят себя обвинить без крайне веских доказательств.
  • Второй путь – поиск виновников среди проектировщиков и строителей. Но к этим фирмам также ранее претензий не поступало. К тому же именитая компания “Сергей Киселев и партнеры” уже заявила, что злосчастный купол проектировала не она, а некое ЗАО “К”. Первый и второй пути в идеале могут привести к тому, что больше внимания станет уделяться вопросам стандартизации материалов и качества приемки работ.
  • Третий путь – выяснение глубинных причин произошедшего. Например, почему московские власти дали “добро” на строительство аквапарка, в то время как в стране до сих пор нет соответствующих ГОСТов? Почему в таком случае соответствующие чиновники из Госстроя приняли этот проект? Раскрутка следствием данного направления может вылиться как в показушную чистку и очередное дело “оборотней”, так и в давно назревшее наведение порядка в среде московских чиновников. Потому что они обычно ищут причины техногенных катастроф не в том, что любое здание можно сдать за взятки, а в том, что на стройках работают таджики. А это примерно то же самое, как полагать, что причины терактов – не в разложении милиции, а в недостаточно высоких штрафах с приезжих.
  • Четвертый путь – нахождение “крайнего” среди тех, кто эксплуатировал здание, причем не среди высших чинов, а скорее среди рядовых работников, например, включавших и ремонтировавших вентиляторы. Кстати, компания “Интеко”, руководимая женой московского мэра Еленой Батуриной, уже опровергла информацию о какой бы то ни было связи компании и ее акционеров с “Трансвааль Парком”.

    Катастрофа в Ясенево ударит и по другим проектам развлекательных водных комплексов в Москве, Петербурге и других городах России, а косвенно – вообще по российской экономике. Вряд ли инвесторы захотят вкладывать деньги в то, что рухнет через несколько лет: неважно по какой причине – из-за турецких прорабов, таджикских строителей, московских чиновников или русских морозов.

    Предыдущие материалы по теме:

    Катастрофа в аквапарке

    Вся информация о событиях в Ясенево

  • 17 лет назад, 14 февраля 2004 года, в московском аквапарке «Трансвааль-парк» обрушилась крыша. Под обломками погибли почти три десятка людей, около 200 были ранены, многие получили тяжелые увечья. Среди жертв было восемь детей и множество молодых людей, пришедших в аквапарк отметить День влюбленных. Страшные опасения, что здание взорвали террористы, вскоре опровергли: причиной оказались банальные и грубые ошибки в проектировании. Что пережили чудом уцелевшие и почему практически никто не ответил за эту трагедию — в материале «Ленты.ру»
    .

    День рождения

    Двоюродный брат московской девочки Саши родился 11 февраля, но в 2004 году эта дата выпала на среду, и потому отпраздновать решили в субботу, 14 февраля. Провести день рождения захотели в «Трансваале» — огромном аквапарке, который открыли за пару лет до этого.

    Парк предлагал внушительный набор водных развлечений. Тут были бассейны с волнами — от крупных до имитации прибоя, большой водопад, скалы, пляж с шезлонгами — мечта для ребенка посреди хмурой февральской Москвы.

    Саша, которой тогда было 11 лет, и ее сестра Алена очень хотели там побывать, и теперь это наконец случилось. Восьмерых ребятишек повез в аквапарк отец именинника, дядя девочек.

    Несмотря на то что за вход приходилось выложить немаленькую по тем временам сумму, очереди в «Трансвааль-парк» были огромными, тем более в День всех влюбленных, когда в аквапарк устремились парочки. Впрочем, Саше с Аленой повезло: их пропустили без очереди.

    У входа немного замешкались — у Алены не было купальника, и его пришлось купить. Они зашли в раздевалку, переоделись, вышли в зал и разбежались в разные стороны. Саше все было в новинку, и в какой-то момент она даже растерялась, выбирая водный аттракцион.

    «Это началось внезапно, мы только зашли, всего минуту-полторы там находились, — вспоминает сейчас уже взрослая Александра Гроза. — И тут раздался какой-то странный звук, я повернулась и увидела, как свет погас и что-то полетело в мою сторону».

    Обрушение

    Хлопок, осыпающиеся осколки стеклянных стен, медленно оседающая крыша и облака пара — так запомнили этот момент посетители «Трансвааль-парка». Кто-то рассказывал, как по потолку поползла трещина, и большой обломок рухнул вниз.

    Александра хорошо помнит стену, похожую на пещеру, с зубцами и углублениями. Что-то заставило ее в тот момент забиться в одно из этих углублений, и через мгновение крыша посыпалась на людей.

    Охрана приказывала всем выходить на улицу, многие кинулись к запасному выходу, другие в панике бежали им навстречу. Мужчина и женщина в купальниках каким-то образом оказались на крыше и звали на помощь.

    Многие взрослые спасали плачущих и ничего не понимающих детей. Ребята постарше помогали самым маленьким: в бассейне почти час простояла восьмилетняя Саша Ершова, которая во время обрушения крыши аквапарка взяла на руки трехлетнюю девочку — с ней на руках ее и застали спасатели.

    Для одиннадцатилетней Саши Грозы все это казалось даже не страшным, а очень странным. Она просто не понимала, что происходит. Когда адский грохот утих, она в кромешной темноте вылезла из углубления, в котором пряталась. « Я встала, стояла секунд 30 и постоянно кричала: “Алена! Алена!” Я была в панике, не знала, что делать», — вспоминает она.

    Но Алена не отвечала, и шокированная Саша побежала за теми, кто устремился к выходу. Лишь один раз она обернулась, и увидела, что то место, где была ее сестра, завалено кучей обломков.

    Площадь разрушения была огромной — около 5000 квадратных метров. Элементы купола свалились прямо на зону бассейнов — накрыли детскую площадку, детский бассейн, бассейн с горками и другими развлечениями для детей.

    Трансваальский парк

    Руины

    Саша бежала к выходу по мешанине из осколков бетона, стекла и снега, она распорола ноги до крови. Внезапно она увидела мальчика Диму, который был в их компании. Вместе они пошли в раздевалку. Там дети переоделись и отправились звонить дяде — родители Саши и Алены в это время находились в восьми километрах от Москвы на свадьбе.

    Сашу пришлось отвезти в Морозовскую больницу — у нее были глубокие порезы. Пострадавших в «Трансваале» везли в десять разных московских больниц, детей — в Морозовскую и 20-ю, все они находились в состоянии средней тяжести. У большинства были переломы конечностей и сотрясения.

    Спасатели и другие московские экстренные службы прибыли на место уже через десять минут и всю ночь занимались разбором завалов. Тяжелую технику применять было нельзя — пользовались пневмощипцами, отбойными молотками, ломами и кувалдами. Во время работ упала еще одна часть купола — фрагмент козырька, но обошлось без жертв. 16 февраля все спасательные работы завершились.

    Родители Саши и Алены срочно выехали в Москву. В тот момент они не знали главного, о чем уже было известно остальным родственникам: тело Алены нашли и отправили в морг. Матери и отцу сообщили о смерти дочери только по приезде домой. Саша узнала, что Алена погибла, еще через день.

    Трансваальский парк

    Из восьми детей, которые приехали в «Трансвааль-парк» отмечать день рождения двоюродного брата Саши, в живых остались шестеро. Вместе с Аленой погиб мальчик Витя. Алена умерла мгновенно от удара металлической балки по голове. Вите повезло меньше — ему перебило ноги, и некоторое время он был жив, но скончался еще до того, как до него добрались спасатели. Оба ребенка похоронены рядом.

    Амнистия для архитектора

    Уголовное дело возбудили в тот же день, 14 февраля 2004 года. Статья — 109 УК «Причинение смерти по неосторожности». Причины трагедии пытались выяснить в течение 20 месяцев.

    В первые дни после случившегося многие считали, что это теракт, однако экспертиза слухи не подтвердила — никаких следов взрывчатых веществ на месте не нашли. Не было и никаких намеков на то, что крыша аквапарка обрушилась в результате чьих-либо преднамеренных действий.

    Следователи пришли к выводу, что здание попросту было спроектировано с ошибками, к которым привели грубые просчеты при разработке документации. В результате в эксплуатацию был сдан объект, не отвечающий нормативным требованиям по безопасности и надежности.

    По итогам расследования виновным признали главного конструктора «Трансвааля» Нодара Канчели
    и начальника Мосгорэкспертизы Анатолия Воронина
    . Обоим было предъявлено обвинение: первому в причинении по неосторожности смерти и тяжкого вреда здоровью, второму — в халатности, приведшей к гибели двух и более человек.

    Однако реальный тюремный срок не получили ни тот, ни другой. Канчели был освобожден от ответственности по своему ходатайству в сентябре 2006 года, по амнистии в честь столетия Государственной Думы
    . Дело же Воронина московская прокуратура просто прекратила, законность этого решения подтвердил Замоскворецкий суд Москвы.

    В тот год, когда Канчели амнистировали, произошла еще одна подобная трагедия: обвалилась кровля Басманного рынка, которую он проектировал в 1970-е годы. В этот раз жертв было еще больше — 68 человек. Но в случае с Басманным экспертиза исключила возможность обрушения здания из-за проектных недостатков, и подозрения с архитектора сняли.

    Архитектор Нодар Канчели

    Архитектор Нодар Канчели

    ***

    «Я тогда была в таком возрасте, что еще не понимала, что произошло, — говорит Александра Гроза. — Конечно, я винила всех, думала, что, может, аквапарк вообще взорвали. Сейчас я, разумеется, так не думаю. Просто такое стечение обстоятельств».

    Родители долго не могли пережить смерть Алены. Однако они не сдавались, и в 2006 году мама Александры родила ей брата. « И как-то стали жить, потому что нужно же продолжать существовать дальше», — говорит она.

    С тех пор дата 14 февраля для Александры перестала быть праздничной. Этот день она всегда проводит с родителями. Сейчас Саша живет в Петербурге, но приезжает в Москву каждый год. Вместе с родственниками они идут на кладбище, а потом — к памятной табличке, находящейся на том месте, где когда-то погибли 28 человек.

    Постепенно боль притупляется, память пытается отсечь плохие воспоминания, оставив только теплые и хорошие. Однако почти через десять лет произошло событие, которое вновь ударило по выжившим и родным погибших: на месте «Трансвааля» — там, где установлена мемориальная табличка с именами погибших, — открылся новый аквапарк «Мореон».

    «Не скрою, для меня это было очень болезненно, — говорит Александра. — Каждый раз, приезжая туда 14 февраля, не могла смотреть спокойно на аквапарк. С тех событий прошло почти 17 лет, но я больше никогда не посещала такие места».

    «Давай скорее! Мы в парк опаздываем!» — кричала ей Саша.

    «Когда я вспоминаю этот момент, мне очень жаль, что какие-то две минуты решили нашу судьбу», — говорит она.

    В понедельник, 28 марта, Московская прокуратура огласила итоги работы комплексной независимой экспертизы, которая почти год изучала причины обрушения крыши аквапарка “Трансвааль-парк” в Ясенево. Итоги эти были ожидаемы и легко предсказуемы еще год назад
    : в катастрофе, вследствие которой 28 человек погибли и еще 200 получили ранения, виноваты проектировщики.

    Катастрофа в ясеневском аквапарке произошла вечером 14 февраля 2004 года, когда в “Трансваале” находилось множество отдыхающих, в том числе пришедших туда целыми семьями. Кадры, демонстрирующие людей в купальных костюмах, бегающих по снегу среди темных развалин, обошли в тот день все мировые телеканалы. Спасатели действовали профессионально, но площадь обрушения железобетонных конструкций – более пяти тысяч квадратных метров – была такова, что счет жертв пошел на десятки.

    В тот вечер все ответственные и заинтересованные лица прибыли в Ясенево уже через несколько часов после происшествия. Среди них, в частности, был и мэр Москвы Юрий Лужков, который сразу дал распоряжение начать расследование обстоятельств катастрофы. Причем, выступая перед телекамерами, Лужков с точностью до секунды назвал время обрушение крыши – 19:15:48, ссылаясь при этом на пленку наружного видеонаблюдения, которую ему показали сразу же после того, как он прибыл на объект. Этой пленке, вскоре изъятой компетентными органами, суждено было сыграть важную роль в нагнетании всевозможных слухов вокруг главной причины падения крыши аквапарка. Прибывший в Ясенево почти одновременно с Лужковым архитектор Нодар Канчели, автор проекта купола “Трансвааль-парка”, успел разглядеть на ней нечто, похожее на взрыв, в районе одной из колонн, которая первой потеряла устойчивость. С тех пор в течение всего года Канчели не переставал утверждать, что аквапарк погубил преднамеренный взрыв, устроенный неким злоумышленником.

    ДОСЬЕ VIP. LENTA. RU

    Катастрофа в аквапарке

    После изучения экспертного заключения следствие определит круг лиц, по чьей вине произошло обрушение, и выявит обстоятельства, которые этому способствовали. Затем, в соответствии с законом, в ближайшее время им будет предъявлено обвинение по соответствующим статьям Уголовного кодекса России.

    Специалисты проделали огромную работу – более 200 различных экспертиз, включая судебно-медицинские, молекулярно-генетические, взрывотехническую и металловедческую. По словам работников прокуратуры, результаты их труда сложились в пухлый том. Так, “Российская газета” ссылается на начальника правового обеспечения городской прокуратуры Сергея Марченко, который определил объем получившегося заключения в 500 страниц, другие источники говорят уже о семистах страницах. Сами прокуроры пока не готовы в подробностях пересказывать доводы специалистов, опасаясь запутаться в технических деталях. Но в главном они уверены настолько, что сам глава Московской прокуратуры Анатолий Зуев заявил во всеуслышание: “Выводы экспертов однозначны. Причинами обрушения аквапарка явились неверные конструктивные решения и просчеты в проектировании”.

    Эти слова главного прокурора столицы еще не означают, что на скамью подсудимых автоматически сядет, например, глава ЗАО “К” (известного также как ЗАО “Курортпроект”), заслуженный строитель России Нодар Канчели. Речь идет пока не о выдвижении конкретных обвинений против конкретных лиц и организаций, но лишь о завершении экспертных работ (по этому поводу Зуев отметил, что сегодняшний день был “долгожданным”). Кстати, адвокат пострадавших в результате обрушения “Трансвааль-парка” Игорь Трунов уже выразил желание лично ознакомиться с результатами экспертизы и даже пригрозил, что если эти результаты будут “незаконны”, то он непременно обжалует сам факт экспертизы. Видимо, для того, чтобы суд признал обвиняемыми не проектировщиков, которых можно разве что посадить, а правительство Москвы, с которого можно получить немалые компенсации (тем более что в российских СМИ то и дело всплывают сведения
    о причастности к “Трансвааль-парку” жены московского мэра Елены Батуриной). В этом случае расследование дела о катастрофе в аквапарке затянется еще не на один год.

    И все же именно имя Нодара Канчели чаще всего упоминается в связи с выводами экспертной комиссии. Сам известный архитектор настолько занервничал, что стал заранее оправдываться и жаловаться, что ему ничего не известно ни о результатах экспертизы, ни о сути проведенных работ, потому что с ним об этом никто не беседовал: “Пока я фигурировал в деле как свидетель. И прежде чем переводить меня в разряд подозреваемых или обвиняемых, со мной можно было бы для начала поговорить”.

    НА РАЗВАЛИНАХ АКВАПАРКА В ЯСЕНЕВО. Кадр Первого канала, архив

    НА РАЗВАЛИНАХ АКВАПАРКА В ЯСЕНЕВО. Кадр Первого канала, архив

    Нодару Канчели есть из-за чего нервничать. Еще на стадии предварительного разбирательства выяснилось, что “Трансвааль-парк” проектировали не одна, а сразу две организации. Изначально за разработку проекта столь сложного, не имеющего у нас в стране аналогов сооружения, как аквапарк с беспролетным куполом, взялась фирма “Сергей Киселев и партнеры”. Ее архитекторы утвердили проект в Мосгорэкспертизе, и по их расчетам здание должно было перекрываться стальными фермами или фермами с алюминиевым покрытием. Однако уже на этапе строительства главный подрядчик, турецкая фирма Kocak Insaat, предложил заменить алюминиевые перекрытия на железобетонные. Киселевцы дали согласие, но за разработку новой конструкции купола взялись не сами – подрядчик сам пригласил к сотрудничеству ЗАО “К”.

    Получился организационно-конструкторский нонсенс: там, где от архитекторов требовалась максимальная сработанность и согласованность усилий, на результаты работы одной команды наложились результаты работы другой. И Сергей Киселев, и Нодар Канчели – строители, чья репутация до обрушения аквапарка была безупречной. Но есть такая элементарная формула: чем больше узлов (инстанций) в той или иной конструкции (цепочке действий), тем меньше ее надежность. Еще в прошлом году многие независимые эксперты указывали на то, что несущий каркас “Трансвааль-парка” плохо сочетается с ограждающими элементами (крышей и стенами). В результате все сооружение аквапарка оказалось крайне ненадежным: устранение одной несущей конструкции (колонны), чем бы оно ни было вызвано, привело к обрушению пяти тысяч квадратных метров перекрытий.

    Несомненно, проектировщики еще долго будут утверждать, что выводы экспертизы, нанятой Московской прокуратурой, никуда не годятся. Но очевидно одно – суд будет делать свои выводы на основе именно этих данных. Если только Нодару Канчели сотоварищи не удастся убедить судей в том, что в этом деле требуется еще одна независимая экспертиза.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *